Научно исследовательский центр археологии
Турочакские писаницы Турочакские писаницыСопоставление первой и второй Турочакских писаниц показывает определенную близость этих памятников. Остановимся на данной проблеме более детально. Первое, что сближает эти местонахождения, способ нанесения рисунков. Все они выполнены красной (с различными оттенками)...
Истоки мировоззрения Истоки мировоззренияВероятно, именно в недрах окунёвской культуры следует искать истоки мировоззрения, обусловившего особенности наземных сооружений эпохи поздней бронзы, получивших наиболее яркое воплощение в планиграфии херексуров. Образно говоря: крест на донцах окунёвских...
Ритуальные памятники Ритуальные памятникиК вопросу о ритуальных памятниках эпохи бронзы южной Сибири: В разные годы авторами этой статьи были открыты своеобразные и по всем признакам близкие друг другу памятники эпохи бронзы, представляющие несомненный интерес для решения некоторых вопросов культурогенеза....
Окуневское искусство Памятники окуневского искусстваПредставляется, что памятники окуневского искусства, монументальная скульптура, наскальные изображения и мелкая пластика имеют достаточно много...
Новая археология: политическая стороная и культура, известные исследователи
Научная информация

Задержка парадигм

Причина задержки парадигм в том, что все знание прошлого в конечном счете зависит от знания настоящего (принцип актуализма). Так вот в течение ряда последних десятилетий археология постепенно вползала в функционализм, уже издавна практикуемый культурной антропологией. У. Тэйлор направил археологию в эту сторону в 1948 г.

Но революция тогда не произошла, ибо эта антропологическая парадигма была неприменима к археологии, не располагающей достаточным объемом данных для реконструкции функциональных отношений. Быстрые изменения происходят в археологии ныне потому, что культурная антропология экспериментирует теперь с новой парадигмой. Эта новая парадигма является многообещающей и для археологии дает основания для революции в археологии.

Как уже отмечено выше, свое первоначальное утверждение о том, что эта революция осуществлена, Лиони вскоре счел опрометчивым. Он не поясняет также, которую из двух "неполных парадигм" современной антропологии начала осваивать археология. Вероятно, он имеет в виду культурный материализм Лесли Уайта и др., коль скоро речь идет о вкладе НА. Сложную картину следования археологии в кильватере антропологии рисует английский этнограф Лич (хотя и без куновской терминологии).

Но Лич полагает, что как раз не столько Тэйлор, сколько Бинфорд пытался внедрить функционализм в археологию, тогда как в антропологии уже давно знаменем стал структурализм. На деле же, хоть ряд течений действительно охватывал сразу несколько наук (напр., эволюционизм, диффузионизм), вряд ли можно построить схему полного соответствия развития одной науки последовательности течений в другой: специфика каждой может обусловить закономерность появления какого-то течения в одной науке и непригодность его в другой.

Как у Тэйлора, так и у Бинфор-да от функционализма больше терминологии, чем реальных принципов исследования. Наконец, парадигма предполагает единство, несколько парадигм это уже не "нормальная наука" Куна, не база для кризиса парадигмы и для революции. Однако не эти частные неувязки послужили основанием для рада исследователей отрицать, что появление НА - это революция в археологии.

С решительным несогласием выступили те, кто полагает, что в археологии вообще не бывает революций, что она развивается кумулятивно и что схема Куна к ней не применима. Как отмечает американский антрополог Чейни, по концепции Куна, существенна "в развитых науках относительная малочисленность соревнующихся школ мышления. В противоположность этому наиболее яркой чертой археологии, антропологии и социальных наук оказывается множество существенно различающихся парадигм для изучения социокультурных явлений.

В то время как Кун направляет свое внимание на проблемы смены парадигм в развитых науках, размышления над природой обсуждения социокультурных явлений представителями социальных наук показывают, что наша первичная проблема здесь выбор из разных парадигм, существующих в одно и то же время". Таким образом, Чейни, подобно Кларку. придерживается мнения, что археология отстает от физики или химии по своему развитию, то есть находится в препарадигмальном периоде, по Куну.
Читать далее

Появление термина современная археология

Термин "Современная археология" (СА) появился во время "Новой Антропологии", "Новой Этнографии" и "Новой Лингвистике". Словом, термин не случаен, не безроден и не одинок.

Он родился очень давно - еще в годы становления "новой истории", выступив в названии заметки Уисслера "Новая археология". Но примененный к не очень радикальным и явно не всеобъемлющим новшествам, термин этот, никем не подхваченный, был забыт. В недавнее время его первым возродил Джозеф Колдуэл в небольшой статье "Новая американская археология", появившейся в феврале 1959 г. Но Колдуэл не только отчеканил название.

Просто поразительно, как много будущих методологических девизов Бинфорда предварил Колдуэл в этой небольшой статье: "археология как социальная наука" (social-science archaeology), "культурный процесс", верификации ("proposition to be tested"), интерес к экологии и возможность судить по археологическим материалам прямо и непосредственно о поведении древних людей (минуя реконструкцию культуры)!

Это не значит, что Колдуэл а можно считать зачинателем НА как определенного современного течения. Статья декларативна. В ней нет ни операциональных разработок, ни четкой системы новых теоретических предложений просто констатируется ряд новых, весьма разнообразных тенденций в американской археологии. Любопытно, что, по воспоминаниям Л. Бинфорда, "первым полевым сезоном" НА была его совместная с Пэпуортом стажерская практика в Мичигане летом 1958 года.

Там они начали фиксировать находки in situ, подсчитывать массовый материал и т.п. Сам Бинфорд впоследствии назвал эти бунтарские девизы "тривиальными". Но как бы ни расценивались эти по тогдашним европейским стандартам вовсе не новые правила полевой работы, открытые заново молодыми и тогда безвестными американцами, следует признать, что Колдуэл явно ничего не знал о "новаторстве" юнцов в штате Мичиган.

Он просто улавливал общий дух перемен. Почти одновременно появилась еще одна небольшая статья, автор которой тоже ощущал (но более смутно) некие сдвиги - внедрение физических и математических методов, тягу молодых археологов к точности, строгости, естествоведческой научности, к выявлению законов эволюции общества и культуры; он выразил это в названии статьи: "Меняющееся лицо археологии".

Дух перемен тогда же почувствовала и почти столетняя на тот момент Мари (Мёррей) в Англии и отметила его неприязненно: "Мы все ныне покорены этим священным словечком "scientific" ("научная", "естествоведческая", "точная"), и "scientific archaeology" ("научная археология") стала лозунгом дня. В этой страстной жажде считаться научной археология оказывается теряющей свою гуманитарность".

Видимо, новые идеи витали в воздухе, хотя четко и развернуто сформулированы не были. В 1960 г. был впервые применен в археологии компьютер. В том же году Либби получил Нобелевскую премию за открытие и разработку радиоуглеродного метода датировки. В том же году вышел первый сборник статей по применению количественных методов в археологии - труды первого симпозиума по этой теме; отдельные публикации стали появляться гораздо раньше, но симпозиумы и сборники начались с этого.
Читать далее

Изменение культуры

По мнению одного из молодых "новых археологов", скажем, в судьбах индейцев, изучаемых археологами, "мы имеем дело с явлением (изменение культуры), на которое воздействует очень большое число переменных. Только если мы будем учитывать эти переменные, которые могут охватывать всё - от передвижек лосося до присутствия белых торговцев, - мы будем в состоянии закономерно предсказывать (predict) будущее и "послесказывать" (retrodict) прошлые переходы и направления культурного процесса" (Woodall 1972: 52-53).

Но ведь это типичный лапласовский механистический детерминизм! Учесть всё - от передвижек лосося (будем последовательны: и числа лососей, их веса, здоровья, количества икринок и т.д.) до присутствия белых торговцев (а также их числа, состава, господствовавшей среди них моды и проч.) практически (и теоретически!) невозможно.

Остается ограничиться определяющими "критическими" переменными (именно к этому и призывает Вудолл - на с. 52), но тогда не получится полной картины и не хватит оснований для лапласовского предсказания (ср. Клейн 1975а). Эти соображения подтачивают один из основных принципов НА - исключительную ориентировку на социологическое исследование "культурного процесса".

Авторы книги "Объяснение в археологии" сделали одно очень меткое наблюдение, важность которого они, кажется, сами не вполне оценили. Это наблюдение заключается в следующем: "В то время как археологи часто говорят о проверке законов, чаще всего они проверяют объяснения, основанные на признанных законах" (с. 18). О ком это сказано? О представителях традиционной археологии?

Нет, конкретно речь идет о наиболее активных молодых проповедниках НА. о "процессуалистах", о тех. кто сами о себе заявляют, что "заинтересованы в процессуальном анализе" и сделали своей целью формулирование и проверку законов" (Watson а. о. 1971: 26? По Дж. Фрицу и Ф. Плогу). Это о них авторы книги пишут: "Их труд, однако, кажется, более ориентирован на формулирование объяснений, в которых использованы законы, сами не проверенные отчетливым образом" (Ibid., 26).

И Уотсон с коллегами обобщают ситуацию: "Сами законы обычно и не формулируются и не проверяются археологом: его первейшая забота почти всегда связана с формулированием и проверкой объяснений к наличным казусам- Однако, - добавляют авторы, - археологи обладают уникальными возможностями формулировать и проверять эволюционные законы человеческого поведения" (Ibid., 26). Иными словами, авторы признают, что даже археологи-процессуалисты обычно не разрабатывают законы, хотя могли бы, должны были бы и хотели бы это делать.

Почему же так получается? В качестве примера для анализа авторы рассматривают знаменитый спор между Дж. Сэблофом и Г. Уилли, с одной стороны, и Л. Бинфордом (а также не упоминаемым в книге К. Эразмусом) - с другой (Sabloff and Willey 1968; Erasmus 1968; Binford 1968). Спор шел о причинах падения цивилизации низинных майя в IX в. н. э. и о методах решения этого и подобных вопросов. Сэблоф и Уилли предложили объяснить коллапс культуры низинных майя вторжением врагов и выдвинули тезис, что. хотя археологам и есть смысл заниматься процессуальными проблемами, этому должна предшествовать историческая реконструкция.
По материалам arheologia-kultury.ru


Поселение Тыткескень Поселение ТыткескеньПоселение Тыткескень находится в среднем течении Катуни...
Шлифованные ножи Шлифованные ножи Вогнутые шлифованные ножи представляют собой своеобразный...
Фрагменты керамики Фрагменты керамикиБыли найдены фрагменты керамики и куски дерева. Публикуя эти...
Участки карстовой системы Участки карстовой системыСохранились только наиболее удаленные от былого входа...