Научно исследовательский центр археологии
Турочакские писаницы Турочакские писаницыСопоставление первой и второй Турочакских писаниц показывает определенную близость этих памятников. Остановимся на данной проблеме более детально. Первое, что сближает эти местонахождения, способ нанесения рисунков. Все они выполнены красной (с различными оттенками)...
Истоки мировоззрения Истоки мировоззренияВероятно, именно в недрах окунёвской культуры следует искать истоки мировоззрения, обусловившего особенности наземных сооружений эпохи поздней бронзы, получивших наиболее яркое воплощение в планиграфии херексуров. Образно говоря: крест на донцах окунёвских...
Ритуальные памятники Ритуальные памятникиК вопросу о ритуальных памятниках эпохи бронзы южной Сибири: В разные годы авторами этой статьи были открыты своеобразные и по всем признакам близкие друг другу памятники эпохи бронзы, представляющие несомненный интерес для решения некоторых вопросов культурогенеза....
Окуневское искусство Памятники окуневского искусстваПредставляется, что памятники окуневского искусства, монументальная скульптура, наскальные изображения и мелкая пластика имеют достаточно много...
Ремонт серверов компьютерная помощь на дому у метро каширская.
Следы изношенности ножей
Следы изношенности многих ножей были уничтожены последующей пришлифовкой (заточкой) лезвия. На некоторых образцах фиксировались слабые следы сработанности следующего порядка: единичные выкрошенности кромки лезвия, чаще всего встречающиеся у конца орудия;

Единичные беспорядочные резкие царапины, расположенные у некоторых ножей под углом к кромке. У большинства орудий разряда "определяемых" замечена матовая полоса пришлифовки, идущая по всему краю с двух сторон лезвия.

При сильном бинокулярном увеличении на орудиях видны сплошные тонкие прерывистые царапины, расположенные параллельно кромке. Нами были изготовлены модели ножей: с вогнутым лезвием, с чуть вогнутым, одно- и двусторонне-заострённым лезвием, с разными углами заострения (25-30°). Орудия делались из местных пород: яшмы, сланца, кремня, кварцита.

Интерес представляет сам процесс шлифовки этих орудий. Форму изделий легче всего было шлифовать на пассивном абразиве. Дошлифовка и подточка лезвия производилась активным мелким абразивом. Абразивные следы на поверхности полученных орудий соответствовали древним образцам.

Они чуть скошены к основной оси орудий либо параллельны ей. Экспериментальными орудиями мы пробовали проделывать все предполагаемые операции. После неудачного опыта лезвия снова подтачивались, зашлифовывались. Неудачными оказались эксперименты по резанью мяса (кожи), разделке рыбы. Главным препятствием здесь служила шлифовка.

Сама кромка быстро затуплялась и заполировывалась. Наблюдения под бино-куляром показали образование на кромке следов, несвойственных древним образцам. Удавалось лишь строгание дерева в тех случаях, когда край изделия был прямым, угол заострения около 45°. Но работу затрудняла вогнутая форма края и заполировка поверхности. Самые эффективные результаты дало резанье бересты.

Вогнутый край оказался удобен при срезании бересты с древесного ствола, а острый конец служил метчиком и позволял углублять орудие до нужной степени. Хорошая заточка способствовала тонко и быстро резать бересту, кору и дерево при изготовлении каких-либо изделий. Основное давление приходилось на концевую часть.

Этим и объясняется частота встречаемости выщербин на конце и поломка острия. На сохранившихся концах орудий следы износа напоминают резчиковые. При долгой работе по дереву и бересте на поверхности ножей появлялись микроследы, аналогичные древним оригиналам: затертая матовая полоса с продольными микрорисками.

При обрезке дерева лезвие могло срываться, и получались единичные поперечные царапины. Таким образом, предназначение шлифованных ножей согласуется с формой рабочего края: вогнутым лезвием удобнее работать по округлым предметам, прямым - выполнять раскроечные операции, обрезку, подстругивание.

Этнографические источники свидетельствуют что кора и береста занимали в хозяйстве сибирских народов очень большое место. Из неё делали покрытия для жилищ, изготовляли посуду, обтягивали лодки, сани. По сведениям Я. И. Линденау якуты изготовляли бокалы, миски, ложки из березы и осины, из бересты делали туеса.

В больших берестяных ёмкостях заготавливали на зиму различные продукты питания. У. Д. Сирелиус пишет о способах варки клея из бересты, используемого остяками и вогулами для скрепления частей лука, лыж, а также для повышения упругости тетивы. Для покрытия чумов вырезались широкие полосы бересты и сшивались вместе. Из тонких полосок бересты плели жгуты и т. д.

Среди сибирских этнографических коллекций встретился лишь один металлически нож, напоминающий по форме вогнутые каменные. Он подпрямоугольный с вогнутым лезвием, рукояточный, использовался в хозяйствах обдорских хантов второй половины XIX - первой четверти XX в. как орудие для обработки дерева. Бронзовый аналог каменных ножей был обнаружен в грунтовом могильнике на Цыганской Сопке эпохи бронзы. Это маленький нож - имитация треугольного с вогнутым лезвием и узким остриём.

На могильнике Староалейка-2 найдена каменная имитация металлического ножа вогнутой формы. В Верхоленском могильнике А, П. Окладников отмечает находку бронзового вогнутого ножа. Широкое применение ножей и преемственность форм в течение длительного времени (неолит - ранняя бронза) объяснено хозяйственной необходимостью, а именно - широким использованием бересты и дерева как поделочного материала у сибирских народов.

Скотоводческое хозяйство древнего населения северной кулунды в эпоху поздней бронзы (памятники "со станковой керамикой среднеазиатских земледельческих культур")

В последнее время обнаружено много поселений эпохи поздней бронзы на территории Алтайского края. На основе изучения хозяйственной деятельности племен, населявших Алтай в это время, можно выделить 4 группы памятников, различающихся по хозяйству.

Это поселенческие комплексы корчажкишжой культуры, ирменской, культуры валиковой керамики и памятники элементов материальной культуры, близко стоящие к бегазы-дандыбаевской культуре, и культуры станковой керамики Средней Азии. В данной работе уделяется внимание анализу хозяйственной деятельности племен, оставивших последнюю группу памятников: Гридино, Бурла-Ш, Кайгородка-Ш.

Имеющиеся на текущий момент данные позволяют характеризовать хозяйство как ярко выраженное скотоводческое, лишь на поселении Кайгородка-Ш отмечено наличие небольшого количества диких животных - 10,25% от всех костных остатков, обнаруженных на этом поселении. Общим для данных поселений является полное отсутствие костей козы.

На двух поселениях - Гридино и Бурла-3 - преобладают костные остатки крупного рогатого скота, причём, на поселении Бурла-3 эта тенденция прослеживается как в жилище, так и в поселенческом слое. Второе место в стаде занимала лошадь, и зафиксировано небольшое количество костных остатков овцы.

Противоположная тенденция выявлена на поселении Кайгородка-Ш, где преобладают костные остатки овды как по общему количеству костей, так и по минимальному числу особей. Второе место здесь занимает, как и на предыдущих двух поселениях, лошадь, в существенно меньше встречено костей крупного рогатого скота. Перечисленные памятники располагаются в Ха-барском районе Алтайского края, в непосредственной близости друг к другу.

Пока трудно высказаться определенно о причинах различия скотоводческого хозяйства и его направленности на ту или иную отрасль (овцеводство, коневодство, разведение крупного рогатого скота). Дальнейшее изучение подобных комплексов позволит более определённо высказаться в этом вопросе. Как было указано выше, всего было обнаружено и исследовано 3 поселения "со станковой керамикой среднеазиатских земледельческих культур".

Общее количество определённых костей достигает 887 экземпляров, а количество особей 82, из них 557 костных остатков, т. е. больше половины (65,05% от всего количества костей) собрано на поселении Кайгородка-Ш. На анализе этого материала мы остановимся ниже. На данном поселении по количеству костей и по минимальному числу особей преобладают костные остатки овцы. Исследованные кости овцы отличаются по строению от костных остатков этого животного из других поселений поздней бронзы Алтая.

Они значительно крупнее костей овцы из поселений корчажкинской, ирменской и культуры валиковой керамики, а по некоторым промерам превышают кости диких баранов. Из диких предковых форм они больше всего похожи на костные остатки азиатского муфлона (по диагностическим признакам, выделенным В. И. Громовой, отмечена схожесть строения эпифазов некоторых крупных трубчатых костей - плечевая, лучевая, большая берцовая.

Как говорилось выше, отмечается лишь схожесть описываемых костных остатков овцы с костями азиатского муфлона. Выделены и различия в размерах и форме суставных поверхностей костей исследуемого животного. Подобную ситуацию отмечала Н. М. Ермолова, исследуя костный материал из поселения Аятын-Депе (Юж. Туркмения, близ пос. Меана Каахкинского района).

Поселение Тыткескень Поселение ТыткескеньПоселение Тыткескень находится в среднем течении Катуни...
Шлифованные ножи Шлифованные ножи Вогнутые шлифованные ножи представляют собой своеобразный...
Фрагменты керамики Фрагменты керамикиБыли найдены фрагменты керамики и куски дерева. Публикуя эти...
Участки карстовой системы Участки карстовой системыСохранились только наиболее удаленные от былого входа...