Научно исследовательский центр археологии
Турочакские писаницы Турочакские писаницыСопоставление первой и второй Турочакских писаниц показывает определенную близость этих памятников. Остановимся на данной проблеме более детально. Первое, что сближает эти местонахождения, способ нанесения рисунков. Все они выполнены красной (с различными оттенками)...
Истоки мировоззрения Истоки мировоззренияВероятно, именно в недрах окунёвской культуры следует искать истоки мировоззрения, обусловившего особенности наземных сооружений эпохи поздней бронзы, получивших наиболее яркое воплощение в планиграфии херексуров. Образно говоря: крест на донцах окунёвских...
Ритуальные памятники Ритуальные памятникиК вопросу о ритуальных памятниках эпохи бронзы южной Сибири: В разные годы авторами этой статьи были открыты своеобразные и по всем признакам близкие друг другу памятники эпохи бронзы, представляющие несомненный интерес для решения некоторых вопросов культурогенеза....
Окуневское искусство Памятники окуневского искусстваПредставляется, что памятники окуневского искусства, монументальная скульптура, наскальные изображения и мелкая пластика имеют достаточно много...
промышленное оборудование из европы
Зафиксированные факты
Зафиксированные факты повторяемости перекрывания лошадей сохатыми, сохатых быками, быков лошадьми и т. д. свидетельствуют в пользу одновременности их создания, т. е. создания в одну эпоху, что подтверждается единством стиля этих изображений". После такой посылки совершенно алогичным звучит вывод, который делают авторы далее: "На Шалаболинских скалах есть случаи перекрывания ранних изображений рисунками окуневского времени. Именно поэтому можно говорить о доокуневских композициях, широко представленных на Шалаболинских скалах". Действительно, с одной стороны, авторы пишут о том, что многократное перекрытие ещё не говорит о существенной хронологической разнице рисунков, с другой - тут же разделяют их на окуневские и доокуневские.

Беда в том, что авторы не учитывают, что окуневские изображения наносились и краской, и выбивкой, и граффити, причём сочетания этих различных способов исполнения рисунка нередко встречаются на одних композициях и одних рисунках!. Достаточно вариабельны и персонажи наскальных изображений окуневской культуры, где присутствуют рисунки как домашних, так и диких животных.

Если же мы посмотрим на рассматриваемые Б. Н. Пяткиным и А. И. Мартыновым комплексы с точки зрения отмеченных выше нами стилистических особенностей, характерных только для окуневского искусства, то мы увидим, что и на камне 74, и на камне 102 изображения быков имеют рога, нарисованные в типичной для данной культуры манере. За это говорит и статичность позы изображенных животных. Кстати сказать, М. П. Грязнов считал изображения быков Шалаболина окуневски-ми.

К этой же точке зрения присоединялся А. А. Формозов. Дополнительные аргументы высказываемого нами предположения мы находим в монографии Я. А. Шера, где собраны случаи, взятые из петроглифов Енисея. Там быки изображены, по нашему мнению, с характерными для окуневского искусства особенностями, перекрыты изображениями лосей, выполненных в ангарском стиле. Причем туловище одного из быков изображено в скелетной манере, что сближает его с быком второй Турочакской писаницы.

Хотелось бы отметить и еще один важный сюжет, открытый Б. Н. Пяткиным и А. И. Мартыновым на Шалаболинской писанице. Это великолепная композиция окуневской культуры, зафиксированная ими на камне 53 и никем из многочисленных исследователей этого памятника не обнаруженная. В данном случае обращает на себя внимание изображение лося, выполненное красной охрой, пораженного в спину дротиком. Рисунок выполнен в скелетной манере, и принадлежность его к данной окуневской композиции бесспорна.

Данное открытие трудно переоценить, поскольку оно позволяет аргументированно датировать значительную часть изображений, выполненных в скелетной манере, окуневским временем. Таким образом, можно констатировать, что существенное число петроглифов Енисея и Томи следует отнести к окуневскому времени. Из всего сказанного можно сделать однозначный вывод о датировке Турочакских писаниц.

Стилистические особенности трактовки лося второй писаницы, знаки в виде прямого креста, изображения быка в скелетной манере и, возможно, личины без сомнения позволяют датировать вторую писаницу окуневским временем. С другой стороны, её стилистическая связь с первой писаницей, уже отмеченная выше, а также приведенные аналогии и соображения, касающиеся датировки ангарского стиля и "скелетной" манеры исполнения, позволяют аналогично датировать и первую Турочакскую писаницу.

Открытия последних лет на территории Горного Алтая памятников эпохи бронзы, отличающихся по времени от афанасьевских, особенно раскопки В. Д. Кубаревым замечательного каракольского могильника позволили по-новому взглянуть не только на хронологию многих памятников наскального искусства Горного Алтая, но и на их культурную принадлежность. Проанализировав изображения на плитах Каракольского могильника, В. Д. Кубарев, справедливо отметив существенное сходство алтайских и окуневских персонажей, отнес первые к локальному варианту окуневской культуры.

Работая над обобщающей сводкой по эпохе бронзы Горного Алтая, мы пришли к выводу, что в центральной части данного региона локализуется группа памятников, куда в том числе входят могильники у с. Каракол и Озерное и которые специфичны по многим параметрам, что позволяет ставить вопрос о выделении особой культуры эпохи развитой бронзы, названной нами по наиболее яркому памятнику каракольской. К данной культуре мы отнесли петроглифы Турочакской писаницы, правда, в силу специфики сводки, без развернутой аргументации.

В настоящей работе этот пробел необходимо восполнить. Итак, первое, что позволяет сопоставить турочакские писаницы и плиты с рисунками из Карако-да, - это изображения лосей - основного персонажа писаниц, четырежды зафиксированного в Каракольском могильнике (Курган 2, погребение 2, плита 3; погребение 5, плита 1; погребение 5, плита 3; плита 8, с западной окраины Каракояа). Хотя животные выполнены разными способами: на Турочакской писанице краской, а в Караколе - выбивкой, стилистические особенности изображений вполне сопоставимы.

Важно отметить, что корпус лося второй Турочакской писаницы был местами обозначен выбивкой, а затем прокрашен краской. Казалось бы, проблема хронологии и культурной идентификаций Турочакских писаниц решается достаточно просто, однако это не так. Сложность заключается в том, что автор раскопок Каракольского могильника В. Д. Кубарев делит изображения па плитах могильника на хронологически (а, следовательно, и культурно) различные пласты. Остановимся на данной проблеме детально.

Исследователь считает, что "по стилю, содержанию, технике исполнения, а самое главное, по внутренней стратиграфии (наложение рисунков друг на друга) можно выделить три основных хронологических пласта или этапа создания всех каракояьскнх рисунков". Первый период - "период охотников" или " период лося" (IV - середина III тыс. до н. э.). Второй -"период пастухов" или "период человеко-солнце-быка" (вторая половина III тыс. до н. э.). Третий пласт - "период шаманов" (конец III тыс. - начало П тыс. до н. э.).

Подобный подход, не говоря уже о названиях и ничем не обоснованной хронологии, представляется весьма спорным. Сама же концепция неоднократного использования плит с рисунками подробно разработана Я. А. Шером в его фундаментальной монографии, посвященной первобытному искусству Центральной и Средней Азии. Ещё в пятидесятые годы А. Н. Липский на основе раскопок могильника Тас-хазаа пришел к заключению о вторичном использовании с рисунками и датировал их эпохой, предшествующей афанасьевской культуре, "возможно, ещё более ранней эпохе энеолита".

Эту концепцию поддержали С. В, Киселев и Л. Р. Кызласов. Поскольку данная проблема является во многом определяющей, она требует особого внимания. Прежде веет, необходима подчеркнуть справедливость замечания А. Шера о необходимости монографической публикации. касающиеся окуневской культуры. Действительно, отсутствие подобной работы существенно осложняет осмысление различных аспектов окуневской проблематики, и памятники искусства здесь не являются исключением.

Поэтому, думается, система доказательств, приводимая и сторонниками разновременности стел, рисунков, пластики, и противниками данной концепции, достаточно уязвима при строгой системе доказательств. В конечном итоге суть проблемы сводится к тому. являются ли плиты с изображениями, встречающиеся в окуневских захоронениях, вторичными при таком использовании, либо они были атрибутами погребального обряда и изготавливались специально.

Приверженцами первой концепции являются А. Н. Липский, С. В. Киселев, Я. А. Шер, Л. Р. Кызласов, В. Д. Кубарев; второй- Э. Б. Вадецкая, Н. В. Леонтьев, Г. А. Максименков, А. А. Формозов и другие исследователи. Мне более импонирует вторая точка зрения, о дополнительной аргументации которой хотелось бы сказать несколько слов.

Представляется, что памятники окуневского искусства, монументальная скульптура, наскальные изображения и мелкая пластика имеют достаточно много специфических стилистических особенностей, связывающих между собой эти виды изобразительного творчества.

Мы уже писали выше о бычьих рогах и хвостах, имеющих место как на реалистических и фантастических образах, так и на стелах и антропоморфных изображениях окуневцев. Изображение личин близких, а порой и тождественных стилистически, встречается как на монументальных скульптурах, так и на могильных плитах и наскальных изображениях.

Поселение Тыткескень Поселение ТыткескеньПоселение Тыткескень находится в среднем течении Катуни...
Шлифованные ножи Шлифованные ножи Вогнутые шлифованные ножи представляют собой своеобразный...
Фрагменты керамики Фрагменты керамикиБыли найдены фрагменты керамики и куски дерева. Публикуя эти...
Участки карстовой системы Участки карстовой системыСохранились только наиболее удаленные от былого входа...